Нужно копить. Но не деньги

1. Часто говорят, что успешными становятся продукты, у которых есть «сетевой эффект». Вот только не все понимают, что этот термин значит на самом деле.

2. Смотрите, есть «Фейсбук». Сделать клон «Фейсбука» — как два байта переслать, даже готовых шаблонов уже до фига. Если мы запустим «Нью-Фейсбук» с новыми фишками, пойдут ли к нам люди? «Поэтому нам нужны деньги на рекламу, чтобы о нас узнали все». Нет, деньги не помогут. Почему человек «сидит» в «Фейсбуке»? Потому что он такой удобный? Нет, потому что в нём «сидят» все его друзья, знакомые и те, до кого он хочет своими постами «дотянуться». Человека держат в «Фейсбуке» не «фичи», не интерфейс, а другие пользователи. Это и есть сетевой эффект. Его нельзя купить за деньги, его можно только создать.

3. Можно обобщить эту мысль. Держать ведь могут не только люди, но и какие-то другие вещи. Например, почему мы почти никогда не меняем почтовый адрес? Потому что в нашем условном «гмэйловском» аккаунте накопились десятки и сотни тысяч писем и контактов, по которым мы всегда можем поискать то, что нам вдруг понадобилось. Потому что этот адрес мы «забили» уже в кучу мест, где его придётся поменять. Если захотеть и поднапрячься, то и почту всю можно перенести, и адреса везде поменять. Но зачем менять шило на мыло? Выгода должна быть настолько большой, что перевесит нашу инерцию. Держат, в этом случае, нас не люди, а накопленные в сервисе данные.

4. Это и есть «сетевой эффект». Или его можно понятнее назвать «накопительным эффектом». Когда в сервисе, с течением времени, накапливается что-то, что не даёт нам просто так из него выйти. То есть у сервиса есть не только та ценность, за которой мы приходим туда в первый раз, а он становится ценнее и ценнее, чем дольше и больше мы им пользуемся.

5. Выводов здесь два. Первый: проще бороться с конкурентом, у которых нет накопительного эффекта. Второй: чтобы с нами было труднее бороться, надо сразу конструировать свой продукт, чтобы в нём возникал тот самый накопительный эффект. Иначе первый же балабол, сумевший обаять инвесторов и «поднять» достаточно много денег, вынесет нас из той ниши, которую мы считали своей.

https://seoded.blogspot.com/2021/06/setevoi-effekt.html

Что такое манипуляция в пиаре (PR, Public Relations)? Виды и способы манипулирования в PR, коммуника

Сегодня, цель деятельности пиар-менеджеров (пиарщиков), при всём разнообразии задач, стоящих перед ними, заключается, в итоге, в том, чтобы целевая аудитория перешла в разряд потребителей и стала действовать в интересах компании (учреждения). Нельзя сказать, что сама суть PR сводится к манипуляциям, но их присутствие в этом роде деятельности (связи с общественностью, коммуникации) — неизбежная необходимость...

Читать дальше: http://www.seoded.ru/articles/pr.html

Возраст в литературе раньше

Как, всё-таки, по-другому раньше воспринимался возраст!

Например, шекспировской Джульетте было 13 лет, а её матери — меньше 26! Вот, что она говорит дочери:

«…У веронской знати
В почёте ранний брак. Я тоже, кстати,
Тебя довольно рано родила —
Моложе я, чем ты теперь, была.»

Женщиной бальзаковского возраста считалась независимая дама 30 лет. Выражение появилось после выхода романа Оноре де Бальзака «Тридцатилетняя женщина» (1834 г.).

Софье Фамусовой из «Горя от ума», когда она полюбила Чацкого, было меньше 14 лет. Возможно, даже 12 лет. Потому что на тот момент, когда разворачивается сюжет пьесы, Софье 17 лет, а Чацкий возвращается к ней после трёхлетнего отъезда.

Петруше Гринёву из пушкинской «Капитанской дочки», когда он приехал служить под Оренбург, было 16 лет.

«Мудрый старик» Максим Максимович из «Героя нашего времени», по нашим меркам, тоже довольно молод. Вот, что пишет Лермонтов:

«Он казался лет пятидесяти; смуглый цвет лица его показывал, что оно давно знакомо с закавказским солнцем, и преждевременно поседевшие усы не соответствовали его твёрдой походке и бодрому виду…»

Старухе Ниловне в романе Горького «Мать» вообще только 40 лет! В одном из диалогов Павел говорит матери: «Подумай, какою жизнью мы живём? Тебе сорок лет, а разве ты жила?»

А мадам Грицацуевой из романа «12 стульев», о которой пишут, что «Молодая была уже не молода», было 35 лет.

https://seoded.blogspot.com/2021/06/vozrast-ranshe.html